Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views : Ad Clicks :Ad Views :
Oh Snap!

Please turnoff your ad blocking mode for viewing your site content

img

Воровство, грабёжи, пьяные дебоши: за что судили в Александрии в 1945 году

285 Views
Воровство, грабёжи, пьяные дебоши: за что судили в Александрии в 1945 году

Дело №97: грабёж с поножовщиной  

9 января 1945 года Александрийский суд под председательством Литвиненко вынес приговор  троим подросткам 15-16 лет.

В материалах дела сказано, что 24 октября 1944 года в товарном поезде, следовавшем со станции Знаменка до Користовки Грицько Меньшиков,  Иван Маркин и  Грицько Хоренко устроили поножовщину и ограбили двух женщин. Подсудимые забрали чемоданы и мешок с вещами и продуктами, нанесли  несчастным попутчицам ножевые раны и сбросили из поезда на ходу.  Виновными себя признали только в избиении. Суд, несмотря на их доводы, пришёл к выводу, что они виновны, и потребовал наказания в виде изоляции от общества.

Все трое осуждены по ч. 2 ст. 174 УК УССР и приговорены  к лишению свободы сроком на 5 лет «в общих местах без ограничения в правах». 

Дело №184: воровали у сирот  

Это дело, по всей вероятности, вызвало в городе резонанс. Группа взрослых людей, у которых наверняка были свои дети, обокрала детский дом №3. 8 марта 1945 года при обыске на квартире Анны Ковалёвой обнаружено три метра красной шерсти, недошитую шерстяную юбку и недошитый жакет (шевиот). Ткань опознали работники детского дома. Всего украдено: 124 метра шевиота, 74,8 метров шерсти, 21,37 м вискозы, шесть рубах, 9 пар брюк, 9 пар ботинок, 2 пары туфлей. Общая сумма убытков – 310 тысяч 20 карбованцев. Участвовали в воровстве восемь человек. Четверо  признали себя виновными, остальные – частично, а Ковалёва – совсем нет. «Все знали, что идёт война, в детских домах живут дети, родители которых воюют на фронте, защищая Отечество, а матерей нет. Вместо того, чтобы помочь государству в воспитании этих детей, пошли на преступление не только против детей, а и против государства», — написано в судебных материалах.

Воровство, грабёжи, пьяные дебоши: за что судили в Александрии в 1945 году

Матрёна и Яков Сячины и Иван Щеглов, чтобы не быть уличёнными, подговорили двух подростков, чтобы те украли из кладовой детского дома ценности. Ключ дала Сячина. Воры украли 2 тюка мануфактуры, несколько пар нижнего белья. Другие члены группы взяли два тюка мануфактуры, 6 пар детских ботинок, 2 пары туфель. Все краденое сносили на квартиру Варвары Падун. Из краденого Щеглов забрал себе брюки, Сячина – две пары брюк для мужа, остальное спрятали под пол, сорвав доски. Половину краденого продали на рынке в Косовке. Из вырученных денег Матрёна Сячина дала 1000 рублей Щеглову, 430 – Ивану Чубенко, а остальное потратила на себя. 120 метров мануфактуры, 6 пар детских ботинок, чёрное пальто и 2 пары туфель Варвара Падун продала в Днепропетровске. Чтобы скрыть следы, часть мануфактуры Щеглов отнёс на квартиру Анны Ковалёвой в Александрии, и она охотно приняла, хотя Щеглов и сказал, что это краденое.

Каждый из участников и соучастников преступления ответил по всей строгости Закона. По статье 170 УК Александрийским судом 24 июля 1945 года все осуждены кто на 10, кто на 8, а некая Мария  Гончаренко, о вине которой в материалах ничего не сказано (возможно, дело сохранилось не в полном объеме) – на 6 лет пребывания в далёких лагерях с дальнейшим ограничением в правах на 5 лет.  

Дело № 399: во всём виноват подчинённый

По статье 97 УК за злоупотребление служебным положением осуждены Никифор Комнатный, (1893 г.р.)  и Устин Костенко (1891 г.р.). Комнатный – директор райпромкомбината в Александрии – допустил перерасход средств по зарплате на 22 тысячи 785 рублей, сам назначал слишком большие ставки и закупал горючее на рынке по спекулятивным ценам. Большие суммы денег выдавал проверенным лицам, которые не отчитывались за предварительно взятые суммы.

Воровство, грабёжи, пьяные дебоши: за что судили в Александрии в 1945 году

Вероятно, по указанию директора, Устин Костенко потратил 55 тысяч рублей на хозтовары,  сообщили в бухгалтерии комбината. Никифор Комнатный осужден по статье 97 УК УССР– ему назначили наказание в виде лишения свободы в местах общего пребывание на 2 года без ограничения в правах. Костенко осужден по той же статье на 3 года. Солидарно с них взыскано 300 рублей… То есть, директор, список обвинений которого намного длиннее, получил меньший срок, чем его подчинённый, действовавший по его указанию.  Тенденция старая, но живучая.

Дело №377: комсомольцы-домушники

24 ноября 1945 года в Александрии судили группу молодых людей, среди которых две девушки – 19 и 20 лет, а также комсомолец – за то, что занимались разбоем, взламывали двери квартир и забирали вещи.

Воровство, грабёжи, пьяные дебоши: за что судили в Александрии в 1945 году

Вот лишь один эпизод их «подвигов»: Владимир Кудря и Евгений Евсеев пошли на рынок купить еды, и там встретили Владимира Арефьева. Евсеев достал 0,5 л, выпили и решили ночью кого-то ограбить. Евсеев предложил его соседку – мол, она получает посылки. Так и сделали. Евсеев постучал – соседка не открыла. Тогда он выбил дверь, стал бить соседку, чтобы не узнала его, наставил на неё пистолет. Вещи выкидывал из квартиры и связывал в коридоре. Потом компания пошла за город. Евсеев пропал, а Кудря продал вещи. Кудрю и Арефьева задержали сотрудники НКВД. Кудря свою вину признал, а Арефьев сказал, что был пьян. О Евсееве в деле ничего не сказано, видимо, его не нашли. Остальные эпизоды, очевидно, утеряны во времени,  а в деле сказано, что члены преступной группы осуждены по ст. 174 УК УССР.

Дело №379: чудеса Чудовского  

2 ноября 1945 года 17-летний Виктор Чудовский, работник Байдаковского карьера, внезапно осмелел. То ли накипело у человека, то ли почувствовал приближение праздника – годовщины октябрьской революции. В рабочее время парень напился водки, ходил по карьеру и ругал всех нецензурными словами. Потом взял топор и намеревался ударить начальника охраны. Топор у него выбили. Но чудить Виктор не перестал – ворвался в контору Байдаковского карьера, где проходило заседание рабочего комитета, и там тоже кричал матом. Директору карьера, кроме ругательств, достался еще и удар в лицо. Виновным Чудовский себя не признал – мол, был пьян и ничего не помню.

26 ноября 1945 года Александрийский суд  осудил Чудовского за хулиганство по ч.2 ст. 70 УК УССР. Он получил срок 5 лет в дальних лагерях без ограничения в правах, «потому что молодой».

Дело № 314: пьяные «подвиги»

Четверо 20-летних парней – Николай Найденко, Алексей Захаров, Иван Перевозняк и Пётр Бец осуждены Александрийским судом по ч.2 ст.70 УК УССР за хулиганство. Третьего  сентября  они пришли пьяными в колхозную контору и пристали к председателю колхоза, чтобы дал денег на водку. Председатель денег не дал, за что получил от Найденко. Выплеснув злость на «жадного» начальника, парень убежал, а за ним и его дружки. Компания на время спряталась, но не успокоилась.  Спустя время все четверо пошли на колхозную конюшню, запрягли коней, сели на подводу и поехали на квартиру к охраннику колхоза. Его выволокли во двор и тоже избили. Все получили по 5 лет лагерей по ч.2 ст. 70 УК УССР.

По материалам из архива Александрийского горрайонного суда.

Фото условные

Читайте также: Восемь дел 1944-го — Zametka — Новости Александрии

  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Linkedin
  • Pinterest

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This div height required for enabling the sticky sidebar